Все это произошло настолько неожиданно, что Фернок, привыкший, в общем-то, к любым поворотам событий, на этот раз угодил в капкан.

Предыдущая75767778798081828384858687888990Следующая

Но даже он не мог представить себе, что происходило в это самое время с Адамом Фростом! Не вдаваясь в медицинские подробности, можно сказать одно: комиссар заразился неким вирусом, до той поры никому неизвестным, и на протяжении нескольких недель Фрост замечал, что мутирует. На его спине образовалось нечто, напоминающее горб – органический нарост весьма странного характера! Адам пытался скрыть это от окружающих, но сам-то чувствовал, что странная болезнь прогрессирует, и до развязки осталось недолго!

Начальник департамента не замедлил явиться к арестованному.

– Ну что, Фернок? За что боролись, на то и напоролись? – Фрост зло усмехнулся. – Не ожидал? Думал, все будет сходить с рук? И на тебе! – Он обошел лейтенанта, смирно сидевшего за казенным столом. – Ты хотел узнать тайну прокурора Кригера? Что ж, ты ее узнаешь! А после этого сгинешь, исчезнешь навсегда! – Адам медленно расстегнул пиджак, затем снял галстук, рубашку, обнажил торс…

Фернок с недоумением следил за раздеванием. Но только до того момента, пока Фрост не повернулся к нему спиной...

Увиденное не поддавалось описанию. Лейтенант побледнел, кровь ударила в голову... И он закричал.

Ошарашенный не помнил, сколько дней или недель, или месяцев длился его шок. Но постепенно какие-то смутные обрывки памяти стали возвращаться. Первое, что он вспомнил, был казенный металлический стол с закругленными углами.

Quot;У нас в допросной такой же стоял..." – начинал соображать пациент, но дальше дело не шло...

Что происходит? Я не спрашиваю, почему он здесь, но на каких основаниях? – главврач психиатрической клиники строгого режима Антнидас расспрашивал у дежурного из Центрального полицейского департамента.

Устное распоряжение комиссара Фроста! – автоматически повторял офицер.

И сколько нам держать его?

– До полного выздоровления. Дальнейшие директивы вы получите спецпочтой! – офицер не добавил ничего более конкретного…

Боюсь, что с таким шоком выздоровление не наступит никогда! – жаловался главврач коллегам... – Он не может и слова вымолвить! – Те сочувственно кивали. – Подобное не лечится!

Спустя несколько дней пациент впервые заговорил.

Сменный санитар тут же доложил об этом главврачу.

И-и-и-и-спуга-а-а-а-а-а-лся! Его вс-е-е-е пугаются! – психиатр от удивления снял очки. – Вс-е-е-е без исключения боятся!

Еще через неделю Фернок уже чувствовал себя вполне сносно.

Объясните мне, как долго я еще здесь пробуду? Когда меня, наконец, выпишут?



Не знаю, не знаю... – загадочно поводил плечами получивший спецпредписание главврач. – Вам еще предстоит целый курс лечения.

Доктор, да вы в своем уме? – сорвался Фернок.

Пару-тройку лет, а то и больше, – отговаривался глав, записывая что-то в блокнотик.

Доктор, но вы ж не слепой! Вы же видите, я абсолютно здоров! – пациент продолжал настаивать. – Слепые оптику не носят.

Вы находитесь в ПКСР! Знаете, что это означает? Психиатрическая клиника строгого режима! Вы что-то совершили, а желающих упрятать вас далеко и надолго оказалось чересчур много! – Доктора, наконец, прорвало: – За что они так с вами?


8769613836845235.html
8769650283690345.html

8769613836845235.html
8769650283690345.html
    PR.RU™